Виктор Степанович Черномырдин

Черномырдин В.С.
Отрывок из книги «Не благодаря, а вопреки».
…Потом пришел и Виктор Степанович Черномырдин, окруженный внушительных габаритов телохранителями.
Я взял подписанную книгу и направился к Премьер министру России.
— Стоять! — грубо приказал один из телохранителей.
— Да я только книгу отдать…
— Стоять! — еще более грозно оборвал тот.
— Виктор Степанович! — окликнул я.
Черномырдин повернулся, увидел меня, недовольно сверкнул глазами, и бравые ребята тут же смущенно расступились.
— Где третья? — тут же спросил он.
— О чем вы, Виктор Степанович? — не понял я.
— Где третья? — повторил Премьер-министр и, не дав мне и рта раскрыть, говорит окружающим: — Вчера собрался перед сном почитать «Тридцатого уничтожить!» и не смог остановиться… Прекрасный роман!.. Но это второй, а где третий?
— Вот мой шестой роман, — смущенный высокой оценкой моего труда, сказал я и протянул ему «Золото Бешеного».
— А где третий, четвертый и пятый? — Черномырдин вопросительно прищурился.
— Виктор Степанович, да разве к вам пробьешься? У вас такие церберы на телефоне сидят… — недовольно буркнул я.
— Я решу эту проблему: дай мне визитку… Нужно повидаться…
На следующий день звонок его помощника.
— Вы что-то обещали Виктору Степановичу, — говорит он.
— Готов передать…
— Сейчас подъедет офицер фельдъегерской службы…
Приезжает капитан, и я ему вручаю не только обещанные книги, но и кассеты с моими фильмами, а также футболку с рекламой романа «Команда Бешеного». Минуло несколько недель, выходит мой новый роман. Звонок. Поднимаю трубку.
— Виктор, где моя книга?
— Кто это? — не узнаю.
— Черномырдин! Сегодня видел по ОРТ рекламу: где моя книга?
— Я пытался дозвониться, но меня вновь не соединили, — объясняю.
Слышу, как он кому-то дает нагоняй.
— Посмотрели мои фильмы? — спрашиваю.
— Да, «Тридцатого уничтожить!» по телевидению…
— На кассете же изображение лучше!
— На кассете?.. — В голосе явное недоумение.
— В прошлый раз я послал вам все книги, все мои филь¬мы и даже майку с изображением на ней обложки «Команды Бешеного»…
— Вот как? — В голосе снова злость: слышу, как громко отчитывает своих помощников, потом спрашивает: — К трем можешь подъехать ко мне?
— Конечно!
— Вот и хорошо! До встречи!..
Незадолго до этого в Москву прилетала моя мама, чтобы пройти курс лечения. Узнав о возможной встрече с Черномырдиным, дала мне бронзовую нательную иконку восемнадцатого века и просила передать ее Виктору Степановичу. С маминым подарком без пяти три я в приемной, где толпятся нетерпеливые губернаторы. Уныло вздыхаю: ждать придется не один час. Иду к дивану.
— Виктор Николаевич? — вдруг спрашивает один из помощников.
— Да…
— Минуту… — Он тут же заходит в кабинет шефа, а на меня уставились любопытные взоры губернаторов.
Возвращается помощник.
— Сейчас он вас примет, — говорит он мне.
Недоуменные и завистливые взгляды ожидающих служащих. Кто-то из них подошел к помощнику и что-то спросил. Любопытным оказался Аяцков, губернатор Саратовской области. Он читал мои книги и с удовольствием принял от меня новый роман с автографом. Потом в приемную зашел Шохин, с которым я поболтал на различные темы. От него узнал, что Виктор Степанович вот-вот уедет в Шереметьево встречать Президента. Ну, думаю, вряд ли сегодня с ним встречусь: вон еще сколько губернаторов. Даже по две минуты на каждого — и я в осадке.
И вдруг помощник приглашает войти всех губернаторов одновременно. Стало несколько веселее. А вскоре и меня приглашают. Вхожу, а Виктор Степанович уже с ними прощается. Увидев меня, спрашивает губернаторов:
— Вы знаете кто это? Виктор Доценко – великий писатель земли русской! Вы читаете его книги?
— Господи, когда нам читать?
— Тут свою работу дай Бог сделать…
— Некогда, Виктор Степанович…
Раздались голоса со всех сторон.
— А я книги о Бешеном читаю по ночам! — победно восклицает Виктор Степанович. — Страна, между прочим, живет так, как пишет Доценко!.. – потом, чуть подумав, задумчиво проговорил: – Уверен, придет время, и по книгам Виктора Николаевича будут изучать его предсказания…

Знаете, уважаемый читатель, для меня эти слова были очень важны и дороги. Я испытал сходное чувство, когда смотрел одну из давнишних передач — «Иванов, Сидоров, Петров». Журналист останавливает бомжа и задает ему разные вопросы. Спрашивает:
— Читаете ли вы что-нибудь?
— Какое там… — отмахивается тот.
— А что за книга торчит из кармана?
— А… эта… Это «Срок для Бешеного», — с какой-то нежностью говорит он. — Мы втроем сбросились/?!!/ и купили… вот и читаем по очереди…
— Чем же нравится вам этот писатель?
— А он правду пишет! — важно поясняет бомж.
На мой взгляд, это самая высокая оценка любого творчества.
Если бомж, тратящий каждую копейку на алкоголь и еду, выделил деньги на чью-то книгу, значит, автор пишет не напрасно…

Когда мы с Черномырдиным остались одни, я вручил ему иконку от мамы, что растрогало его. Потом мы с ним сфотографировались на память, и много позже, во второй раз, заняв пост Премьер-министра, Виктор Степанович надписал эту фотографию:
«Виктору Николаевичу в знак глубокого уважения и пожеланием творческих успехов!
В. Черномырдин. 8. 09. 1998 г.»
Потом спросил:
— Когда будет продолжение фильма «Тридцатого уничтожить!»?
— Так денег нет, Виктор Степанович…
— А много ли нужно? — озабоченно спросил он.
— Пару миллионов долларов…
— Пришли мне финансовое обоснование и письмо, попробуем помочь: народу и армии нужны фильмы с таким героем, как Савелий…
Получив документы, Виктор Степанович одобрил их, все чиновники сказали «Есть!», но через некоторое время Президент вновь отправил его в отставку, и чинуши тут, же заморозили мой проект… А жаль…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Категории: Встречи

Добавить комментарий