Турне по Мексике и Кубе 2

mehicoСлова офицера взволновали меня, и я с нетерпением ожидал встречи с одним из самых известных личностей мира…

К сожалению, время встречи, обозначенное офицером, резко сократилось, словно шагреневая кожа: минут через пятнадцать к Фиделю подошел один из помощников, что-то проговорил и Фидель, недовольно поморщившись, что-то сказал в никуда. После чего переводчик, от имени Фиделя, извинился и пояснил, что у команданте срочные государственные дела. На прощанье Фидель вручил мне несколько подарков, которые, судя по всему, были сделаны руками кубинских умельцев, после чего мы тепло распрощались.

Сама встреча мне мало запомнилась: уверенный, что у меня есть целый час, я спокойно отвечал на вопросы о своей жизни, о своем творчестве, а Великий революционер с интересом рассматривал книги, подаренные мною. Единственное, что поразило меня, что он, даже в беседе с одним человеком, оставался таким же импульсивным и экспрессивным собеседником, что и на трибуне. Я навсегда запомню его усталые, но столь горящие глаза, что в какой-то момент мне захотелось встать рядом с ним и идти за ним до конца. Казалось, внутри этого человека горит какой-то удивительный огонь, который виден каждому кубинцу, а потому этот народ и непобедим.

Запомнился один забавный случай. После окончания встречи с команданте мы встретились с Ростовским, прямо в машине отметили кубинским ромом знаменательное событие и поехали по Гаване, чтобы познакомится с ним, с достопримечательствами города. И вдруг я вспомнил, что не снял на видео резиденцию Фиделя. Прошу водителя вернуться. Водитель скептически замечает, что снимать возле резиденции команданте не дадут. А я ж уже принял на грудь…

— Мне дадут! – самоуверенно заявил я.

— Как скажете… — пожал плечами водитель.

Только въезжаем на площадь и останавливаемся, чтобы снять на видео, как к нам подходит какой-то офицер охраны и отрицательно машет головой и рукой: нельзя, мол.

— Мне можно, — с улыбкой говорю я.

Водитель переводит.

— Но-но, — отрицательно отвечает тот.

И тут я вспомнил про свой генеральский казачий чин. Достаю из кармана удостоверение, а там я в генеральской форме казачьих войск, показываю.

Офицер тут же вытягивается, отдает честь и согласно кивает головой:

— Вам – можно! – с удивлением переводит водитель…

В Мексике запомнился один очень провидческий, а второй забавный моменты. Решили мы с Ростовским побывать на пирамидах. Как говорится, сам Бог велел: быть в Мексике и не побывать на пирамиде? Никто бы нас не понял. Посоветовавшись с нашим гидом-переводчиком, выбираем пирамиду CHICHEN-ITZA. Удивительное сооружение, а ступени такие крутые, что даже подниматься тяжело, а спускаться можно лишь боком. Забрались на самый верх, я обошел смотровую площадку и вдруг обнаружил, что с одной стороны идет реставрация пирамиды.

Осмотревшись и не заметив никого рядом, быстро хватаю два куска мрамора, один себе, другой Андрею, «на память». Потом возвращаюсь на то место, где ремонта нет, тщательно настраиваюсь, вздеваю руки вверх-вперед и мысленно обращаюсь к древним векам, с просьбой помочь мне с рождением сына и чтобы мне предоставили возможность сделать продолжение фильма «Тридцатый – возвращается».

И как всегда видео-отчет:


 


 

 
29.05–11.06.2002

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Категории: Путешествия

Добавить комментарий